Что Петр Первый говорил об украинцах. Вон как обстояло дело триста лет назад

Анатолий Стреляный

Драконовы зубы.

Петр Первый — об украинцах:

«Сей малороссийский народ и зело умен и зело лукав: он, яко пчела любодельна, дает Российскому государству и лучший мед умственный, и лучший воск для свещи Российскаго просвещения, но у него есть и жало. Доколе россияне будут любить и уважать его, не посягая на свободу и язык, дотоле он будет волом подъяремным и светочью Российскаго Царства; но коль скоро посягнут на его свободу и язык, то из него вырастут драконовы зубы, и Российское царство останется не в авантаже».

Это речь не исторического царя Петра, а литературного – так он говорит в одном русском романе, написанном почти полтораста лет назад. Если же представить себе, что в таком духе высказывался подлинный Петр, то возникнет вопрос. Не кто иной, как этот царь окончательно лишил Украину тех вольностей, что у нее были до Полтавской битвы (1709). Как тогда понимать его совет преемникам не притеснять ее? Надо учесть, в какое время он мог это говорить. Он это мог говорить, когда еще не допускал, что придется накинуть на нее такую же узду, как и на остальные части своего царства.

Где-то перед началом Шведской войны.

Что Петр Первый говорил об украинцах

Тогда ему действительно не могло прийти в голову, что через два десятка лет, к концу этой войны, он окажется перед выбором: или его царство подавит Украину, пусть и с большим ущербом для себя, или перестанет существовать как самостоятельное государство. Он понял это еще до «измены» Мазепы, отчего и решил – за его спиной! – превратить Украину в ряд губерний: для удобства управления, говоря по-современному, то есть, для более надежного выкачивания украинских соков.

Именно это имел в виду русский поэт-декабрист Рылеев, вложив в уста Мазепы слова:

Спокоен я в душе своей:

И Петр и я — мы оба правы;

Как он, и я живу для славы,

Для пользы родины моей.

Мазепа считал, что Украина без России проживет. Петр, в свою очередь, считал, что без Украины Россия не проживет. Оба могли ошибаться, но проверить это невозможно.

Вон как обстояло дело триста лет назад.

Так и сегодня. Во всяком случае, в русских умах. Это обращение к истории будет в высшей степени злободневным до тех пор, пока в Украине будут люди, считающие, что с Россией можно договориться о самом главном: о полноценной независимости Украины.

Об этом можно будет договориться только тогда, когда Россия потерпит убедительное поражение в своем противостоянии свободному миру. К этому вроде идет, но придет ли, никто не может знать, так что украинцам лучше держать наготове все то, что литературный царь Петр объединил выражением «драконовы зубы».